20 февраля 2013

Погода в доме

Электричество, отопление, горячая вода — без них современное жилище трудно себе представить. Оказывается, погоду в московских домах делают в подмосковном городе Мытищи, на теплоэлектроцентрали номер 27

Выезжаешь из Москвы по Ярославскому шоссе — и чуть ли не сразу ТЭЦ-27 показывается на горизонте. На исполинские трубы устрашающего вида нельзя не обратить внимание. Куда же смотрят экологи? Но оказывается, что эти трубы выбрасывают в атмосферу не ядовитый дым, а безобидный водяной пар! «Добро пожаловать на самую экологически чистую теплоэлектростанцию России! — приветствует нас на ТЭЦ начальник сектора производственно- технического отдела Руслан Мареев. — Надевайте каски — и за мной в турбинный зал».

Зал оказывается высотой с пятнадцатиэтажный дом. «Здесь расположены газовые, паровые турбины и специальные котлы-утилизаторы. Они работают по формуле „газ + пар = электричество + тепло“, — рассказывает наш экскурсовод. Газовые турбины — это, по сути, самолётные двигатели, только очень-очень большие. Лопатки газовой турбины вращают раскалённые продукты сгорания природного газа, а лопатки паровой турбины — горячий водяной пар. Разогнавшись до 3000 оборотов в минуту, турбины вращают генераторы — динамо-машины, которые и вырабатывают электроэнергию. Это — есть основной принцип работы ТЭЦ.

Пар и газы на выходе из турбин всё ещё очень горячие. Зачем разбрасываться остаточным теплом? Газы отправляют не в атмосферу, а в громадный котёл-утилизатор. Там они нагревают до кипения дистиллированную (то есть очень чистую) воду, превращая её в новую порцию очень горячего (510 градусов) пара, который и вращает паровую турбину.

А что делают с отработанным паром? Он тоже идёт в дело: нагревает другую воду — сетевую, которая поступает по огромным, трубам, тепломагистралям, в батареи центрального отопления — то есть в наши дома. Так что на ТЭЦ всё умно устроено, ничего даром не пропадает!

Станция занимает территорию в несколько гектаров, но на ней почти нет людей. Работа ТЭЦ автоматизирована, и чтобы ей управлять достаточно 35 человек. Главный здесь — начальник смены станции. Сидя за пультом центрального щита управления, он внимательно следит за огромным табло, где отражается всё, что происходит на ТЭЦ. В случае аварии — если например, обнаружится утечка газа на газопроводе, ТЭЦ будет сразу переведена на резервный газопровод, а если так случится, что и там проблема, то без промедления включится подача аварийного топлива — дизельного. Его хватит на три дня работы, а там и газопровод отремонтируют. К тому же станцию всегда выручат соседи: ТЭЦ-21 на севере Москвы и ТЭЦ-23 на востоке возьмут на себя часть нагрузки.

Мы покидаем пульт управления и оказываемся на свежем воздухе. Прямо перед нами огромные охладительные башни. Их ещё называют градирнями. Для чего же они нужны? Для охлаждения третьего вида воды — не сетевой, не дистиллированной, а циркуляционной. Это самая обыкновенная вода из Клязьминского водохранилища. Её задача — охлаждать пар, выходящий из паровой турбины в конденсатор, где он снова превращается его в дистиллированную воду. Сама циркуляционная вода при этом конечно нагревается. «Сливать горячую воду обратно в Клязьминское водохранилище — не наш метод, — говорит Руслан Мареев. — Чтобы не загрязнять окружающую среду, и нужна градирня. Мы охлаждаем в ней эту воду и снова пускаем в дело. Приходите к нам летом, и об экологической обстановке на станции вы узнаете от зайцев, которые то и дело выскакивают из кустов, а также соколов, вьющих гнёзда на нашей самой высокой трубе».

Погода в доме — GEOлёнок, №3 (101), март 2013, 1 862 Kb

Автор: Пантелей Петелин

Источник: GEOлёнок, №3 (101), март 2013

LiveJournal Share Button